Апелляция кредит

В судебную коллегию по гражданским делам

Истец:

Региональная организация «Защита потребителей»

АДРЕС: _____________________________, действующая в интересах потребителя

Богословской Юлии Витальевны, проживающей по адресу:

Ответчик:

ПАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк»

___________________________________________

Третье лицо:

ЗАО «Макс»

__________________________________________

Государственный орган:

Территориальный отдел Управления Роспотребнадзора _____________________________

Дело №

_________________

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Норильского городского суда по делу №_____________ от 04.02.2016 года по делу о защите прав потребителя

04 февраля 2016 года Норильским городским судом вынесено решение по делу № ________________ о защите прав потребителей, в окончательной форме мотивированное решение принято 15 февраля 2016 года, по которому мне было отказано в полном объеме. Считаю данное решение необоснованным по следующим основаниям:

Принимая решение об отказе в возврате внесенного платежа за получение наличных денежных средств через кассу банка посредством снятия с текущего банковского счета (ТБС) заемщика в размере 4,9% от суммы кредита, т.е. единовременно в размере 15960,91, суд, считаю неправомерно, применил статью 5 Федерального закона от 02.12.1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности», которая предусматривает виды банковских операций и сделок, которые вправе совершать банк, ссылаясь на то, что к банковским операциям, в том числе относится открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц. Поскольку, исходя из Положения «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации» (утвержденного Банком России 26 марта 2007 г. N 302-П) следует, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета.

Ссудные счета представляют собой счета, используемые для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами.

Таким образом, ссудный счет не является банковским счетом физического лица, то есть банковской операцией, в том смысле, который следует из части 1 статьи 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности», в связи с чем, действия банка по открытию и ведению ссудного счета не являются банковской услугой, оказываемой заемщику, а являются обязанностью банка, носящей публично-правовой характер.

Нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности», иных нормативных правовых актов возможность взимания такого вида комиссии, как самостоятельного платежа с заемщика, не предусмотрена, в связи с чем условие договора о взимании комиссионного сбора с заемщика является ничтожным.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п.2 ст.167 ГК РФ).

Статьей 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» установлено, что процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено Федеральным законом. Таким образом, в данной норме сформулированы в общей форме единые требования к кредитной организации, вступающей в самые разнообразные договорные отношения со своими клиентами: кредитный договор, договор банковского счета, иные договоры, содержащие условия о вознаграждении кредитной организации за оказанные банковские услуги. Суть этих требований состоит в том, что по общему правилу условие о размере процентных ставок (в данной ситуации по кредитным договорам) и комиссионного вознаграждения (в данном случае по договору банковского счета) должно определяться кредитной организацией по соглашению с клиентом. Никакого иного правового смысла изложенные правила не содержат. Таким образом, оплата комиссии за получение через кассу Банка денежных средств является принуждением клиента, в противном случае, при отказе заемщика оплатить единовременную комиссию, договор кредитования с клиентом заключен бы не был.

А это в свою очередь означает, что удержание с меня комиссия за выдачу денежных средств через кассу банка в размере 15960,91 рублей является незаконным. Это обстоятельство признает и подтверждает и ответчик в своем письме, направленном в мой адрес исх. № 1412/06-483590 от 19.01.2016 года, предлагая произвести возврат указанной комиссии.

Таком образом, условие кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за открытие и ведение ссудного счета является недействительным (ничтожным), ведение ссудного счета не является услугой, предоставленной заемщику, поэтому уплаченная во исполнение этого условия договора сумма в размере 15960,91 рублей подлежит взысканию в пользу истца.

Действия банка по взиманию единовременной комиссии за выдачу кредита, обналичиванию денежных средств, включению в договор расходов на страхование, нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, Законом о защите прав потребителей, иными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не предусмотрены, следовательно, включение в договоры условий об уплате единовременной комиссии за выдачу кредита, обналичивание денежных средств и расходов на страхование нарушают права потребителей.

Поскольку выдача кредита является обязанностью банка, охватывается предметом кредитного договора и не создает для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект, следовательно, данное действие не может считаться самостоятельной услугой в смысле статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, за оказание которой банк может требовать с клиента оплату.

Кроме того, в соответствии со ст. 395 ГК РФ с ответчика подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 13.12.2012 по 10.12.2015 г в размере 17821,80 рублей.

Судьей при вынесении решения не было учтен тот факт, что при заключении договора, так называемого добровольного страхования, я, как заемщик по кредитному договору, находилась в стесненных, вынужденных обстоятельствах, нуждающейся в срочном получении необходимой мне денежной суммы. При заключении кредитного договора мне было предложено, как обязательное условие для получения денежных средств, заявление для заключения договора страхования с компанией ЗАО «МАКС».

Судья в своем решении, указывая на то обстоятельство, что уплаченная заемщиком страховая премия не находилась в пользовании Банка, совершенно игнорирует то обстоятельство, что выгодоприобретателем по данному договору «добровольного» страхования является Ответчик.

Также при заключении кредитного договора мне не было разъяснено, то обстоятельство, что я могу не заключать договор страхования жизни и здоровья заемщиков кредитов, а это означает, что когда кредитная организация навязывает дополнительный вид страхования и не выдает кредит без приобретения страхового полиса по страхованию жизни, она нарушает положения, установленные п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей (далее по тексту Закона) от 07.02.1992 N 2300-1. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

Предоставление одной услуги запрещено обусловливать предоставлением другой самостоятельной услуги (Пункт 2 ст. 16 Закона от 07.02.1992 № 2300-1).Кроме того, личное страхование жизни или здоровья дело добровольное и никем не может быть возложено на гражданина в качестве обязательства (пункт 2 ст. 935 ГК РФ). Таким образом, со стороны банка имеет место явное злоупотребление свободой договора в форме навязывания гражданину несправедливых условий. Устанавливая в договоре в качестве страховщика единственное юридическое лицо (указание конкретной страховой компании), Банк обязывает заемщика застраховаться только в этой страховой компании, нарушая тем самым право физического лица — потребителя на предусмотренную статьей 421 ГК РФ свободу как в выборе стороны в договоре, так и в заключении самого договора.

Ответчик, предоставляя кредит, нарушил мои права, предусмотренные действующим законодательством РФ, которые выразились в следующем:

При заключении кредитного договора банк обусловил получение кредита заключением договора страхования в указанном банком страховой компании ЗАО «МАКС» и удержал с меня денежную сумму в размере 9771 руб. 99 коп.

К тому же предлагаемый мне для подписания договор страхования в данном случае является договором присоединения. В соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулировках или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Согласно позиции Верховного Суда, высказанной в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2011 г., а также позиции Высшего Арбитражного Суда, высказанной в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.09.2011 N 146, договоры, заключаемые банками с физическими лицами, должны признаваться судами договорами присоединения.

Таким образом, по смыслу пункта 1 статьи 428 ГК РФ данный договор, заключенный между кредитной организацией и заемщиком-гражданином, следует квалифицировать как договор присоединения, следовательно, заемщик обладает всеми правами стороны, присоединившейся к договору (пункт 2 статьи 428 ГК РФ). Включение в договор условий, ущемляющих эти права, является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ. А это означает, что присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

При рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд должен был определить фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выяснить, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях, что в моем случае сделано не было.

И, кроме того, требование банка о страховании меня, как заемщика в конкретной названной банком страховой компании и навязывание условий страхования при заключении кредитного договора не основано на законе. Иными словами — незаконно. Тем не менее, судья в своем решении утверждает, что договор страхования жизни и здоровья заемщиков заключен мною добровольно, и на этом основании отказывает мне в возмещении оплаченной страховой выплаты в связи с прекращением срока действия кредитного договора. Не учитывая того момента, что пункт 3 статьи 451 ГК РФ прямо указывает на то, что при расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

То есть в связи полным возвратом суммы взятого кредита 13 декабря 2012 года полностью отпали обстоятельства для заключения договора страхования жизни и здоровья заемщиков, заключенного по настоянию Банка (ПАО «АТБ)выдавшего кредит, а это означает, что оба договора должны были быть прекращены одновременно и возмещена сумма излишне уплаченная мною по договору страхования.

Положения кредитного договора, предусматривающие плату за подключение к программе страхования, являются недействительными, противоречащими требованиям ГК РФ, Закона о защите прав потребителей, иным нормативным актам РФ, услуга по страхованию была навязана мне посредством предоставления кредита, права выбора иной страховой компании и программы страхования, кроме предложенной банком, мне не было предоставлено. Условия договора, суммы платы конкретному страховщику были в одностороннем порядке определены банком, хотя он не был заинтересован в страховании своей жизни и здоровья. При заключении кредитного договора мне выдавался стандартный бланк заявления, при этом размер страховой премии не был до меня доведен. Следовательно, включение указанных условий в кредитные договоры нарушает мои права как потребителя. Кроме того, выгодоприобретателем по всем страховым рискам, согласно полису страхования, выступает Ответчик, что также подтверждает факт нарушения Закона о защите прав потребителей. Таким образом, Ответчик незаконно удержал с меня сумму страховой премии в размере 9771 руб. 99 коп. и, следовательно, убытки, причиненные мне из-за нарушения моих прав на свободный выбор товаров (работ, услуг), продавец (исполнитель) должен возместить в полном объеме.

Подводя итог вышесказанному, условия типовых форм кредитных договоров об уплате единовременной комиссии за выдачу кредита, обналичивание денежных средств, расходов на страхование нарушают установленные законом права потребителя и в силу статей 168, 180 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей являются недействительными (ничтожными).

Суд, отказывая мне в удовлетворении моих законных требований в связи с нарушением моих прав, как потребителя также лишил меня возможности получить компенсацию морального вреда, причиненного мне ответчиком.

Статья 15 Закона РФ от 07.02.1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей» предусматривает, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения его прав, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

В соответствии с п.45 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

На основании всего вышеизложенного, считаю, что Решение по делу №2-258/2016 от 04.02.2016 года вынесено необоснованно и подлежит отмене.

В соответствии со ст.ст. 320-322 ГПК РФ

Прошу:

1.Решение судьи Норильского городского суда Новоселовой В.Ю. по делу №________________________ от 04.02.2016 отменить и вынести новое решение.

Приложение.

1) Копия апелляционной жалобы.

2) Копия Решения по делу №___________________ от 04.02.2016

3) Копия письма ПАО АТБ от 19.01.2016

4) Квитанция госпошлины.

«____» марта 2016 года

_____________________ Ю.В. Богословская